«Третий слой» Геннадия Калиновского. Книжная графика

Совместный проект галереи ГРОСart и редакции журнала «Наше наследие» приурочен к 85-летию со дня рождения Геннадия Владимировича Калиновского (1929–2006) — одного из лучших отечественных художников книги второй половины ХХ века. На выставке представлены оригинальные листы иллюстраций 1960–1990-х годов к таким неизменно популярным книгам, как «Мэри Поппинс» Треверс, «Сказки дядюшки Римуса» Харриса, «Алиса в Стране Чудес» и «Алиса в Зазеркалье» Кэрролла, «Путешествия Гулливера» Свифта, «Доктор Айболит» Чуковского, «Властелин колец» Толкиена и др. Выставка дает представление о масштабах творчества мастера, сумевшего создать в своих иллюстративных рисунках метафорически сложный, технически виртуозный и пластически невероятно разнообразный, увлекательный мир. Многие из показанных на выставке произведений находятся в московских частных коллекциях и демонстрируются впервые.

6 октября – 24 октября
1-й Неопалимовский пер., 4
Пресс релиз
Геннадий Калиновский принадлежит к послевоенному поколению отечественных иллюстраторов, чье начало творческого пути удачно совпало с освежающими «оттепельными» процессами в русском искусстве 1950-х–1960-х годов и общей демократизацией советского общества. Выпускник Суриковского института (1955 год), ученик Бориса Дехтерёва, Калиновский вскоре резко отошел от того классического направления «костюмированной» книжной иллюстрации, которого придерживались, наряду с его учителем, художники Д.Кардовский, Н.Радлов, Е.Кибрик, Г.Филипповский и др. Не утрачивая острого внимания к исторической детали и тонкого чувства эпохи, он органично и предельно оригинально перерабатывает новаторский опыт отечественной книжной графики 1920–1930-х годов, связанной с именами В.Фаворского, А.Кравченко, В.Лебедева, В.Милашевского, В.Конашевича, Д.Штеренберга и др. Его творчество подкреплено глубокой визуальной эрудицией в области мирового искусства, и в том числе мастеров Северного Возрождения и мэтров сюрреализма и графического экспрессионизма ХХ века. Подобные стилевые интересы художника закономерно определяют его амплуа иллюстратора: в своем профессиональном сообществе Калиновский специализировался, как правило, на детской или юношеской литературе научно-фантастического или сказочно-фольклорного характера, но обычно содержащей в себе «метафизику» и гротеск отнюдь не детского свойства. В ходе работы над книгой «Путешествия Гулливера» в середине 1980-х годов он прикрепил над столом бумажку с найденной им точной формулой безупречной образно-пластической меры в иллюстрировании, которой, по сути, всегда придерживался: «ни слишком гротескно, ни слишком серьезно, ни слишком экстравагантно, ни слишком исторично». При этом Калиновский — один из немногих художников книги, кто самозабвенно «смаковал» рукотворные технические находки, как, например, парадоксальное взаимодействие черной туши и темперных белил в иллюстрациях к «Сказкам дядюшки Римуса» 1975 года или «проскребание» бритвенным лезвием отдельных участков рисунка в черно-белых иллюстрациях к «Алисе в Стране Чудес» (1974). Однако, увлечение техникой не затмило его авторской философии. Калиновский определял иллюстрацию как «третий слой»: относительно первичности «бытия» и вторичности «слова». Посредством такого парадоксального теоретического «материализма» художника, оказавшегося весьма устойчивым «визионером» на практике, утверждается, как ни странно, принципиальный универсализм и значительность всякого духовно выстраданного художественного высказывания, даже такого относительно прикладного, на первый взгляд, как иллюстрация.
Made on
Tilda